Виртуальная секс-зависимость

sex-addictionМногие психологи сходятся во мнении, что не интернет делает человека зависимым, а человек, склонный к зависимости, находит деятельность, которая и становится объектом зависимости. Суть это вывод крайне проста: был бы лес, а топор найдется.

По статистике к кибер-зависимости склонны люди с двумя типа дезориентации: социальной и сексуальной. Социальная дезориентация выражается в низкой самооценке, в избегании проблем и ответственности, в попытках отвлечься от какой-либо другой зависимости (проще говоря, «переключиться»). Сексуально дезориентированные интернет-зависимые — это вообще новый тип человека, достойный отдельного описания.

Интернет-секс-зависимость так и называется — Cybersexual Addiction (CSA), причём в американских СМИ о ней пишут гораздо больше, нежели чем в целом об интернет-зависимости.

По некоторым оценкам каждый пятый интернет-пользователь так или иначе вовлечён в сексуальную онлайновую деятельность, причём мужчины предпочитают порносайты, а женщины — эротические чаты.

Драматизм CSA заключается в том, что он настигает людей в переходном возрасте — либо это момент полового созревания, и тогда у подростка формируется асоциальное представление о сексе, либо момент, когда супруги пресыщены семейной жизнью, либо когда человек на старости лет открывает в себе склонность к запрещённым формам секса.

В последней группе — больше всего проблем, потому что речь идёт уже о криминальных контактах в виде виртуальной педофилии и мужеложства. Известны десятки и сотни случаев, когда солидных и, в общем, успешных пожилых мужчин «ловили» на детской порнографии и эротических чатах с несовершеннолетними.

Замечено, что страдающий от CSA перестаёт строить отношения с реальным партнёром и — если контакт между ними всё-таки существует — начинает требовать от него «неадекватного» поведения. Этот момент особенно остро обсуждается среди психотерапевтов и психологов.

Одни из них говорят, что интернет помогает человеку снять комплексы и решить сексуальные проблемы, и тогда партнёр должен ему в этом помочь. Другие считают, что когда пользователь переносит найденное в интернете на реального человека, тем самым он ущемляет его права и интересы.

Ещё одна проблема связана с безопасным сексом. Примерно пятая часть «пациентов» — причём, как женщины, так и мужчины — пытаются вывести сексуальное общение в реальную жизнь. Другие две части из пяти прибегают к киберсексу из-за того, что стесняются своего внешнего вида (это, как правило, мужчины от 30 до 50) — залысины, брюшко, маленький пенис и так далее. Женщины предпочитают киберсекс «живому контакту», потому что социальные установки и требования не дают им реализовать свои фантазии.

По данным одного исследования, женщины не могут расслабиться в обстановке, когда от них ждут нежности и мягкости. Несколько респондентов рассказали, что только во время киберсекса они испытали первый оргазм.

Здесь в сексуальной жизни пользователя могут произойти две вещи: либо он фиксируется на «достигнутом» в онлайне, и тогда в реальной жизни повторить подобные ощущения становятся трудно без помощи специалиста, либо он интерпретирует этот киберсексуальный опыт как часть сексуального «общего» опыта. И тогда он здоров и весел.

Самая немногочисленная часть пользователей, которым приписывают кибер-секс-зависимость, ни при каких обстоятельствах не пойдут к врачу. Вот уже где настоящая патология. Такие люди абсолютно трезво понимают, что и зачем они делают. Так называемое «растление» происходит с нарастающим ощущением власти над «жертвой» — ею не обязательно будет ребенок.

В таких случаях жертва может пожаловаться в полицию и обвинить «растлителя» в сексуальном домогательстве. На эту тему есть сайт под названием Pedowatch («Педонадзор»), который уже лет шесть весьма успешно отслеживает случаи сексуального домогательства к детям в интернете.

Существует целый перечень признаков, которые свидетельствуют о том, что человек«запал на киберсекс». Во-первых, большинство его онлайновых контактов предпринимаются с сексуальной мотивацией — просто пообщаться не получается: скучно. Второй признак — время. Реального времени на поиск партнёра у него уходит много — считается, что это как минимум 11 часов в неделю.

Следующий признак — во время анонимных киберсекуальных контактов такой человек предпочитаете формы секса, которые не свойственны ему в реальной жизни. Далее — ещё до выхода в интернет он чувствуете сексуальное возбуждение. Он начинает лгать и скрывать свои онлайновые встречи от партнёра или другого значимого для него человека.

Здесь надо остановиться подробнее, потому что чувство стыда, по фрейдистскому правилу, — верный признак вытеснения, замещения и отклонения. Иначе говоря, всё то же самое без стыда — практически норма, ведь границы свободы индивидуальны.

Расписан и усреднённый среднестатистический портрет «страдающего» от кибер-секс-зависимости — это мужчина 29 лет или женщина 43 лет (плюс-минус 5-7 лет). Так называемые «белые воротнички» и нетехнические «синие воротнички», причём если речь идёт о женщине, то высока вероятность того, что она — домохозяйка или безработная.

Пост подготовлен с использование материалов сайта Мембрана

Автор публикации

164
не в сети 1 месяц

Mikhail

Комментарии: 0Публикации: 110Регистрация: 08-02-2016
Совсем плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (10 голосов, в среднем: 4,80 из 5)
Загрузка...
Поделитесь своим мнением. Но сначала рекомендуем зарегистрироваться

Остались вопросы? Напишите нам в разделе "Обратная связь"

Авторизация

Регистрация

Генерация пароля